О несовершенстве языка как способа передачи информации

Пожалуй, нет более несовершенного способа передачи информации, чем речь, устная или письменная. Если ваша мысль чуть более сложна, чем послание «пойди купи хлеба», то передать её в точности так, как вам нужно, практически нереально, даже если вы магистр словесного искусства, и ваш словарный запас велик как количество капель в море.

Вот смотрите, предположим, вам нужно забрать какую-то свою вещь у вашего друга Васи Пупкина. При этом сами вы это сделать не можете. Заранее оговоримся, что вещь эта у Васи при себе, вы знаете где сейчас Вася и где будет находится в ближайшее время, но связаться с ним никак нельзя. Вы просите своего знакомого Ивана Иванова сбегать и забрать вещь. Но Иван Иванов не знает Васю Пупкина в лицо, а Вася Пупкин имеет ничем не примечательную внешность, неизвестно во что он одет, и при этом сейчас находится на площади, на которой помимо него ещё куча людей.

Вот и всё. Имея в распоряжении только язык, мы не сможем объяснить Ивану Иванову, как понять, кто именно из толпы людей на площади Вася Пупкин. Нам уже придётся прибегать к иным способам передачи информации, например, использовать фотографию.

Отдельным особняком во всей этой теме стоит вопрос описания эмоций. Как именно передать словами то, что вы чувствуете и ощущаете? Понятно, у нас есть слова «страх», «боль», «радость», «грусть» и т.п. Но нет в мире двух людей, которые бы грустили одинаково, т.е. один человек ощущает грусть так, другой по другому, но при этом и то и другое — грусть. Сюда же прибавьте то, что одни и те же события у вас могут вызывать печаль, а у кого-то радость. Индивидуальность восприятия делает абсолютно невозможным точное словесное описание эмоций.

Ещё одна гигантская проблема «языка» — время. Для того, чтобы представить что-то, достаточно мгновения в тысячные доли секунды. А для того, чтобы описать представленное максимально возможно точно могут понадобиться многие часы. Не верите? Ну представьте себе, например, бразильский карнавал. Представили? А теперь максимально возможно точно опишите то, что вы увидели в своём воображении, художнику, который будет рисовать ваше видение карнавала. Сколько времени ушло? То-то же.

Итак, мы уже выяснили, что не можем точно описать словами внешность и эмоции. И это только то, что сразу приходит в голову. А сколько примеров ещё можно привести, если задуматься над этим поглубже? Из всего этого складывается вот такая, очень точно описывающая ситуацию с языком диаграмма, найденная мной на просторах интернета:

И это всё — проблемы лишь одного языка, т.е. общества, которое говорит на каком-то одном языке. Как только дело смещается в сторону межъязыковых коммуникаций, всё становится ещё более плачевно.

Возьмём, например, русского и американца. И какое-нибудь слово. Ну, пусть будет «пейзаж», на английском это «landscape». Что представляет русский при слове пейзаж? Для простоты утрируем и пусть это будут берёзки. Американец же вырос среди совсем других пейзажей, и слово landscape у него вызывает совсем другую картинку. А если это не русский и американец, а, например, русский и папуас какого-нибудь дикого африканского племени? Тут разница в трактовке слов будет ещё более заметна. Например, понятие и чувство «красоты» будет не то, что непохожим, а даже противоположным.

Некоторые слова вообще отсутствуют в каких либо языках. Например, в английском языке есть слово «wanderlust», пришедшее, если я не ошибаюсь, откуда-то из скандинавских стран. Оно обозначает одну эмоцию, отдельного слова для которой в русском языке нет. Если попробовать описать, что это за эмоция, то можно сказать, что это тяга к путешествиям и приключениям одновременно с желанием перемен в своей жизни. Видите сколько слов? А скандинавы считают, что это всего одна эмоция, как, например, радость или страх. Ещё один пример: недавно я смотрел голливудскую экранизацию Анны Карениной. Так вот, в оригинале есть фраза, произносимая героиней по поводу увиденного: «Это так дурно!». Перевели её на английский «it’s so badly». Очевидно, что между «badly» и «дурно» гигантская пропасть оттенков эмоций, но точнее перевести просто нельзя.

Получается, что человек, говорящий на другом языке, и думает совсем по другому! Вот и выходит, что всё общение между представителями разных языковых сред сводится к передаче информации на каком-то утилитарно минимальном уровне, где эмоциональный окрас передаваемого даже не просто не похож, а вообще разный.

И победить это сейчас никак нельзя. Мне кажется, если человечество не сгинет к тому времени, то на определённом этапе эволюции «язык» будет заменён на что-то иное. На прямую передачу мысли и чувства из мозга в мозг, например, в неискажённом виде.

Ну а пока можно только стараться расширять свой словарный запас, чтобы хоть как-то сократить бездну непонимания себя другими людьми. Читайте много качественной литературы, изучайте культуру других стран, чтобы понять отличия их восприятия реальности от вашего. В общем, образовывайтесь и просвящайтесь!

Очень рекомендую на эту тему посмотреть фильм «Прибытие» 2016 года. Так же тема языков и их связи с восприятием и мышлением интересно, широко и весьма философски обсуждается в игре «Metal Gear Solid 5: Phantom pain».

Всем добра.


Пожертвовать на развитие блога:

Advertisements

Евгений

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.